Пузырь с отрицательной доходностью

Пузырь с отрицательной доходностью фото

Облигация — главный финансовый инструмент с фиксированной доходностью.

На что претендует владелец облигации? На возврат вложенной суммы и дохода на нее, в сроки, определенные параметрами выпуска долговых бумаг. Или на продажу ценной бумаги на открытом рынке.

По большому счету, облигации можно классифицировать по двум признакам.


1. По виду эмитента — лица выпустившего бумагу и привлекшего средства. Существуют два больших сегмента — государственные облигации (гособлигации) и корпоративные облигации. В первом случае, занимает государство в лице Кабинета министров, если быть более точным, в лице Минфина. Во втором — хозяйствующие субъекты, юридические лица. К гособлигациям тесно примыкают муниципальные бумаги, эмитируемые городами и региональными образованиями.



2. По процедуре выплаты дохода.
Дисконтные бумаги не предусматривают выплату процентного (купонного) дохода. Простейший случай — вы покупаете облигацию за 80 р. и через год получаете номинальную стоимость в 100 р. Ваш доход — 20 р. или 25% годовых, по отношению к вложенным 80 рублям.
В процентные (купонные) облигации встроен механизм выплаты дохода по фиксированной ставке. Допустим, вы приобретаете бумаги по номиналу 100 р., сроком обращения один год, со ставкой те же 25% годовых и выплатой купона дважды в год. По итогом первого полугодия инвестор получит 12,5 р., по итогам второго — следующие 12,5 р. + возврат номинала 100 р. Всего доход — 25 р.





Общий принцип вложения в облигацию — получить больше, чем вложили. Насколько больше - зависит от условий выпуска, если инвестор готов ждать погашения, или от рынка, если он захочет продать раньше. В этом главное отличие облигации от акции. По облигации вы всегда можете претендовать на фиксированный доход. По акции — все зависит от ее курсовой стоимости, диктуемой рынком, по-другому вы свои деньги не вернете, если не брать в расчет дивиденды.






В самое последнее время, на мировых финансовых рынках получила развитие странная тенденция вложения средств в инструменты с отрицательной доходностью. Ранее такое можно было встретить только на депозите в швейцарском банке. Вкладчик готов платить за то, чтобы его средства сберегались в финучреждениях Берна, Цюриха или Женевы. Как рядовой россиянин платит комиссию банку за аренду банковского сейфа. Но в швейцарском случае, речь идет именно о депозитном договоре, а не об индивидуальной ячейке. Такая политика «швейцарских гномов» имеет четкую регламентацию — ключевая ставка Национального банка Швейцарии равна минус 0,75% годовых.



Сейчас, все не ограничивается одной Швейцарией. $10 трлн, по другим оценкам $12,6 трлн бондов (англоязычный термин для слова «облигация») из $60 трлн мирового рынка долговых ценных бумаг торгуются с отрицательной доходностью. То есть, инвестор согласен получить меньше, чем вложил. Помимо Швейцарии, отрицательная ставка у Банка Японии — минус 0,1% годовых, а у Европейского Центробанка — 0% годовых. Неудивительно, что значительная часть рынка «неположительных» бондов в $10-13 трлн — это государственные облигации, номинированные в евро, иенах и швейцарских франках.





Свою «любовь» к отрицательной доходности финансисты объясняют отсутствием объектов для инвестиций с риском, близким к нулю. А на растущем рынке и такие бумаги можно продать с прибылью, не дожидаясь погашения. Вторая причина - нормативные требования центральных регуляторов, обязывающие финансовые институты держать определенный объем средств в госбумагах.

Существуют и более тонкие трактования вложений в «отрицательные» облигации. Подобные бумаги дают возможность играть на сложном рынке валютных свопов (контрактов на разницу в процентных ставках), компенсируя потери от отрицательной доходности и даже позволяя выйти в плюс.





Ряд крупных инвесторов усматривают в бурном росте рынка «отрицательных» бондов признаки очередного надувающегося пузыря. Со всеми его последствиями. Особенно это касается сложных деривативных конструкций. Деривативы — производные ценные бумаги: фьючерсы, опционы, свопы и др.

Такого мнения придерживается, например, Пол Сингер, управляющий хедж-фондом «Elliott Management» с активами в $27 млрд. Он рекомендует продавать гособлигации стран большой семерки (G7) и уходить в золото. Желтый металл, по мнению П. Сингера, как никогда актуален в качестве актива «убежища». Его надежность проверена временем. А тренд с декабря прошлого года, преимущественно растущий — подъем почти 30%.



дневной график золота




















Интересно о финансах
Поделитесь с друзьями
Назад
Вперед
Закрыть