Нефть. XXI век. Сланцевая лихорадка в США

Вот типичный «нефтяной пейзаж», еще совсем недавно одинаковый для любой страны, от Венесуэлы и Анголы до Саудовской Аравии и России:

Нефть. XXI век. Сланцевая лихорадка в США фото
крупная, отдельно стоящая буровая вышка


или, так называемые «качалки»

Разница только в фоне — пустыня, заснеженное поле, тайга или тропики.

Ниже - тоже «нефтедобыча», с отбойным молотком в руках:



Очень напоминает выработку угля в шахте. Но это не уголь.

Горючий сланец.

Твердое органическое топливо из группы, так называемых, каустобиолитов. Полезное ископаемое, перевернувшее традиционные представления о добычи нефти и газа, и приведшее к явлению, получившем наименование «Сланцевая революция».

Из горючих сланцев, путем различных современных химических технологий (пиролиз, гидрирование и т. д.) можно добывать нефть, а используя определенные методики разработки недр (наклонно-горизонтальное бурение, гидроразрыв пласта и пр.) извлекать газ. Такая нефть стала называться сланцевой или керогеновой нефтью, а газ, соответственно сланцевым газом (чтобы отличать от природного).

Любознательный читатель, который хотел бы углубить школьно-вузовские знания по химии в этом направлении, найдет десятки полезных тематических материалов в сети, прежде всего, в русской Википедии.

Правды ради, надо отметить, что картинка с шахтером-нефтяником несет несколько провокативную нагрузку. В Соединенных Штатах, под сланцевой нефтью (shale oil), в подавляющем большинстве случаев, понимают нефть, добытую классическим способом (без применения упомянутых химпроцедур), непосредственно из сланцевых или примыкающих к ним пластов. По-английски - light tight oil (LTO) или просто tight oil. Технология добычи такой сланцевой нефти аналогична технологии извлечения сланцевого газа.

Наглядное представление о процессе дает следующий ролик:


Сланцевая революция, всего за полтора десятка лет, во многом изменила мировую карту нефтегазодобычи, определила новых лидеров и резко повлияла на конъюнктуру цен на энергоносители.

Предлагаемая статья посвящена краткой истории и современным тенденциям американского сланцевого наступления в нефтяной отрасли и его воздействию на котировки черного золота.

«Есть у Революции начало. Нет у Революции конца»



Главными сланцевыми «революционерами» стали американцы. Если смотреть в историю очень глубоко, то их первый опыт относится, аж к 1821 году. Определенные шаги были сделаны и в середине ХХ века. Но размах пришел в наступившем столетии.

Сланцевые разработчики начала 2000-х продолжили славу легендарной Standard Oil самого раннего долларового миллиардера Джона Д. Рокфеллера. Пионером по масштабной добыче сланцевого газа выступила Devon Energy Corporation. В 2002 году, в Техасе, на месторождении Барнетт, Devon Energy впервые применила наклонное бурение и гидравлический разрыв пласта (фрекинг).



После 2010 года Штаты охватил «сланцевый ажиотаж». Казалось бы, эра американских золотых и нефтяных лихорадок XIX – начала XX веков навсегда канула в лету. Ан нет. Суточные объемы добычи сланцевой нефти, прежде всего, tight oil росли по миллиону в год: 2011-ый — 1 млн баррелей в день, 2012 — 2 млн, 2013 — 3 млн, на начало 2014 — 3,5 млн баррелей (Википедия). Это уже более 4% общемирового производства. Пока скромно, но какой темп.

Налицо все признаки классической лихорадки, связанной с добычей полезных ископаемых.

Сланцевые месторождения разрабатываются по всей территории США: от пенсильванского Marcellus на востоке, до калифорнийского Monterey на крайнем западе. В игру включилась большая тройка: Exxon Mobil, Chevron и Royal Dutch Shell. Общая сумма их инвестиций в 2017 году достигнет $10 млрд, притом, что 3-4 года назад они были близки к нулю.


карта сланцевых бассейнов в США
(источник vesti-ekonomika)


Трубные заводы Хьюстона (штат Техас) работают в три смены, стремясь обеспечить выполнение бесконечного числа заказов для нефтяников. Профильные компании начали продавать больше оборудования для наземных буровых вышек, чем для морских платформ, работающих на шельфе. Банально не хватает водителей-дальнойбойщиков для перевозки крупных партий песка, используемых в технологии гидравлического удара. Даже на зарплату $80 тыс. в год.

Галопирующий спрос взвинчивает цены. Стоимость нефтегазовой оснастки выросла в этом году почти на 20%, по сравнению с прошлым. Стоимость песка — тоже на 20%, до $35 за тонну (здесь и далее — информация Bloomberg и CNBC).

В отрасли оживляется занятость. Создаются новые рабочие места и активно заполняются старые вакансии, образовавшиеся в кризисные годы. Ощущается нехватка рабочих-буровиков.

Центр сланцевого бума пришелся на Пермский бассейн (не путать с Пермским краем в РФ), расположенным в Техасе, Оклахоме и Нью-Мексико. Здесь минимальные расходы при добывании черного золота, что особенно актуально на падающих нефтяных ценах.

Цена земли в этих районах выросла в 50 (!) раз за четыре года. За один акр (0,405 га) уже просят до $60 тыс. По оценке экспертов, это уровни за пределами здравого смысла.

Для интенсификации добычи, нефтяные компании внедряют технологию с игривым названием Bongo 76-43. Суть — пробурить сразу несколько скважин на одном участке, там где раньше бурили только одну. Так, Shell пробурила сразу пять, на расстоянии 20 футов друг от друга. Всего, около 6 метров! Не надо сворачивать оборудование и ехать осваивать новый сектор. Наклонно-горизонтальное бурение позволяет все сделать на одном месте.

Складывается парадоксальная ситуация для нефтебизнеса XXI века. Пропускной способности нефтепроводов, проложенных к сланцевым залежам, может не хватить и нефтяники будут вынуждены обратиться к железной дороге. То, отчего ушел Рокфеллер в XIX столетии, перелив нефть из ж/д цистерн в трубу. Надо учесть, что транспортировка нефти ж/д транспортом будет обходиться сланцевикам дороже.


Вид нефтяного месторождения Эдди, штат Нью-Мексико, Пермский бассейн
(источник vesti-ekonomika)


В марте, Министерство энергетики США озвучило амбициозный план. Выйти к концу следующего года на производство 10 млн баррелей нефти в сутки. Это показатели Саудовской Аравии и России, которым придется потесниться. К слову, общий объем нефтедобычи странами-участницами ОПЕК, достигнутый на совещании 30.11.16 составляет 32,5 млн баррелей / день.

Вполне возможный сценарий, исходя из динамики добычи только в Пермском бассейне:


источник компания Pro Finance Service

Америка из импортера черного золота превращается в экспортера. Суточный уровень 10 млн баррелей она достигала только в далеком 1970 г.

Аргументом в пользу прогнозов американских энергетиков является абсолютное превосходство рентабельности сланцевого нефтебизнеса перед традиционным. Например, стоимость бурения скважины на морском шельфе доходит до $100 млн, на сланцах — всего $5 млн. Shell утверждает, что она будет в плюсе на Пермских месторождениях и при цене $40/баррель, а на новых участках, даже и при $20! Козыри ближневосточных стран и РФ, заключающиеся в низком уровне оплаты труда и дешевой нацвалюте, могут быть биты.

Кроме того, сроки. Период от согласования проекта до выхода на пиковые значения добычи по сланцевой нефти составляет 6-9 месяцев. Методы добычи «обычной» нефти дают отдачу только через семь и более лет.

Классическим нефтедобытчикам все сложней соревноваться с таким противником. Два последних года противостояние непрерывно ужесточается. Штаты не входят ни в ОПЕК ни в ОПЕК+. Вообще, Штаты это Штаты. Договариваться с ними непросто. Но придется.

В воскресенье 5 марта, в техасском Хьюстоне, столице сланцевой лихорадки, прошла неформальная встреча генерального секретаря ОПЕК М. Баркиндо с двумя десятками американских компаний, специализирующихся на сланцевой добыче.

Тема — будущее рынка нефти.

Нефтяные цены



Что произошло на рынке углеводородов, после выхода на него «сланцевых активистов»? Не надо заканчивать экономфак ВУЗа, чтобы понять влияние эффекта дополнительного и избыточного предложения товара. Вначале цены перестают расти, потом начинаю медленно скользить вниз. Если предложение не ограничивается, а наращивается, следующим неизбежным этапом будет обрушение рынка.

В уходе стоимости одного барреля Brent до $50 в конце 14 — начале 15-го года и ниже $30 через год, не обошлось без энергичных техасских и прочих «новых» нефтяников с их легкой (во всех отношениях, не только с точки зрения сортамента) нефтью. Она даже выглядит легкомысленно — пузырится, как шампанское, и так же «ударяет» в голову,


график цены фьючерса на Brent
(источник — investing.com)


Но низкие цены для сланцевиков менее болезненны, чем для «традиционалов» из Ближнего Востока, Венесуэлы или России.

Причин две.

Первая — отмечавшаяся выше положительная рентабельность на тех ценовых уровнях, где «классика» терпит неизбежные убытки. Сланцевая добыча может приносить прибыль, при ценах $30 за баррель и даже ниже. Плюс быстрая окупаемость вложенных средств.

Вторая — добытчики shale oil научились искусно оперировать на рынке срочных контрактов — фьючерсах и опционах. Они хеджируются (страхуются), устанавливая, выгодные для себя, фиксированные цены реализации на будущие периоды, что совсем не трудно, исходя из ценовых уровней , обеспечивающих им безубыточность. Некоторые, используя срочные инструменты, обеспечили рынок сбыта своей продукции на десять (!) лет вперед.

Для ОПЕК и примкнувших к ним это почти невозможно. Специфика их бизнеса, прежде всего, его себестоимость, заставляет работать на текущих уровнях, предлагаемых спотовыми площадками. Или на относительно коротких фьючерсах.

Сланцевый пузырь?



К сожалению, там, где финансовый ажиотаж, там маячит и тень и финансового пузыря, который весело надувается, но очень болезненно лопается.

Экономисты и участники рынка наперебой перечисляют признаки и следствия возможного краха сланцевой нефтедобычи.

Резкое подорожание участков земли под нефтедобычу

О колоссальном, космическом росте цен на землю в Пермском бассейне написано ранее. К чему это может привести? К тому, что «старатели» могут поискать участки и подешевле, и не только за пределами Пермской формации, но и за пределами Штатов. Что уже многие и делают, присматриваясь даже к Аргентине. Крушение рынка земли в районе интенсивной нефтедобычи может резко отрицательно сказаться на конкурентоспособности компаний, заходивших в него на максимумах.

Постоянные затраты на поддержание сланцевой добычи

У сланцевой отрасли, относительно классической нефтедобычи, есть не только преимущества, но и недостатки. Один из них — постоянные расходы, уровень которых не падает со временем. Если масштабные программы крупных компаний требуют значительных (иногда, очень значительных) стартовых инвестиций, но потом годы и годы все работает при минимальных сопутствующих вложениях, то у сланцевиков это не так. Их скважины быстро окупаются, но столь же быстро многие из них и иссякают.

Особенность shale oil предпринимательства - необходимость постоянного притока наличных средств. Используются же они далеко не всегда эффективно.

Кредиты

Где взять деньги на бизнес? За многие столетия мир придумал только два пути, если не брать в расчет госвливания. Частные инвестиции и коммерческие кредиты. Инвестиции, акционерный капитал, это не всегда просто и не всегда быстро.

Вот займы другое дело. Пошел в банк, оформил что-то в залог и получай кредитные деньги. «Что-то» для нефтяников, это, прежде всего, наличные и потенциальные запасы черного золота. И тут начинается некий заколдованный круг, портящий настроение «горячим» техасским парням.

Если они работают хорошо и дают «на гора» все больше и больше нефти, то мировые цены будут падать, а вместе с ними и стоимость залогового имущества. И при очередном регулярном пересмотре условий кредитных линий, банкиры будут уменьшать их размеры и требовать от нефтекомпаний вернуть часть заемных средств. Это окажет отрицательное воздействие на способность бизнеса генерировать устойчивые финансовые потоки, в том числе и для обслуживания кредитной задолженности.

А тут еще и политика дорого доллара, на которую берет курс ФРС. Повышение ключевой ставки регулятором рано или поздно отразится на всех кредитных ставках.

Частично кредитный апокалипсис имел место в 2014-15 годах, когда нефтяные цены обвалились в два и более раза. По данным The Economist, количество буровых в Техасе упало тогда на 68%, обанкротились 100 с лишним компаний-нефтедобытчиков, совокупный дефолт по их обязательства составил $70 млрд.

Возможности бассейнов

Оптимизм нефтяных старателей зиждется на том, что разведанные запасы сланцевых формаций обеспечат их работой на многие десятилетия вперед и сланцевая революция будет перманентной в обозримом будущем.
Но тут целых три момента.

Во-первых, опять-таки эти «проклятые» деньги. По оценке The Economist, только для Пермского бассейна это не менее $60 млрд. ежегодно. Смогут ли нефтедобытчики стабильно их привлекать? Вопрос.

Во-вторых, оценка запасов. Могут иметь место искажения. Причем огромные. В 2014 году холодным душем на горячие головы вылилась информация о том, что Минэнерго США понизило уровень промзапасов сланцевой нефти в формации Монтерей, штат Калифорния на 96%. т.е. в 25 (!) раз (vesti-ekonomika)

А, в-третьих... Проблема возникла с неожиданной стороны.

Экология

Как бы сладко не пели сторонники сланцевой добычи о полной экобезопасности этого метода (см. ролик выше), упрямые факты говорят обратное.

Аварии на железных дорогах при транспортировке цистерн с shale oil, приводящие к пожарам, разливам нефти и человеческим жертвам. Злую шутку сыграли физические характеристики сланцевой нефти. У нее избыточное (по сравнению с обычной) давление паров при перевозке. При сходе с рельс 72 цистерн возле канадской станции Лак-Мегантик (провинция Квебек) в августе 2013 года, от взрыва и пожара погибли 47 человек. Разрушениям подверглась большая часть города.



Еще одной неприятностью стали частые утечки сланцевой нефти из трубопроводов, также обусловленные ее нестабильностью, и попадание в почву и водоемы технических жидкостей. Последние могут быть даже (пусть и слабо) радиоактивными.

Наконец, можно считать доказанным, что частое применение фрекинга провоцирует локальные землетрясения.

Весь этот «экологический букет», сопровождающий американское сланцевое чудо, совсем не приводи в восторг американцев, которым посчастливилось жить по соседству со сланцевыми приисками.

Но американцы совсем не тот народ, который будет молча и покорно созерцать подобные явления. В стране набирает силу антисланцевое движение. Уже есть определенные результаты. В конце 2014 года, губернатор штата Нью-Йорк Э Куомо заявил о запрете технологии гидроразрыва в пределах своего штата.

Что ждет сланцевую отрасль?
В США и не только?
Нужно ли человечеству, в принципе, много нефти на ближайшие десятилетия?
Не убьют ли нефтяную отрасль электромобили и зеленая энергетика?

Время покажет.

А пока...
Пока, по меткому выражению все той же The Economist, в цене песок, чужие деньги, рабочие-бурильщики и ледяное пиво.
Пока надо взять максимум, что дают недра и извлечь сверхприбыль. Как при любой иной лихорадке. Как это было в Калифорнии 1848 года или на Клондайке 1896-го.

Иначе...
Иначе Победитель не получит ничего.


Интересно о финансах
Поделитесь с друзьями
Назад
Вперед
Закрыть