Гетти Грин. Скупой инвестор, по кличке «Ведьма с Уолл-Стрит»

Гетти Грин. Скупой инвестор, по кличке «Ведьма с Уолл-Стрит» фото

Вступление. Великие скупцы и великие инвесторы

Скупой рыцарь из одноименной маленькой трагедии А.С. Пушкина.
Гарпагон из комедии Ж.Б. Мольера «Скупой или Школа лжи», зарывающий свои сокровища в саду.
Еврей-кредитор Шейлок из «Венецианской ночи» Шекспира, требующий невероятного возмещения по неоплаченному векселю — фунт мяса живого (!) купца Антонио.
Наконец, бессмертная старуха-процентщица с ласковым именем Алена. Алена Ивановна из «Преступления и наказания» Федора Достоевского. «...Крошечная, сухая старушонка лет шестидесяти, с вострыми и злыми глазками, с маленьким вострым носом».

Яркие герои мировой литературы гениальных писателей всех времен и народов. Это — с одной стороны.

С другой:
Джесси Ливермор — крупнейший биржевой спекулянт первой трети ХХ века, прозванный «Демоном рынка».
Уоррен Баффетт — «Оракул из Омахи», самый успешный инвестор наших дней, неоднократно признававшийся богатейшим человеком на планете.
Джордж Сорос — основатель легендарного Quantum-фонда, опрокинувшего британский фунт в 1992 г.
Джон Полсон, сделавший миллиарды, поставив против рынка американской ипотеки в 2007 году.

Оба перечня можно было бы продолжить.

Что, вернее - кто, смог бы объединить эти два списка?

В истории деловой Америки был такой человек.
Женщина. Генриетта Хоулэнд, Гетти Грин (урожденная Робинсон).
«Ведьма с Уолл-Стрит».

3 июля текущего года исполнилось сто лет со дня ее смерти. Деньги Г. Грин давно исчезли, но судьба «Ведьмы» поражает, а местами и потрясает до сих пор.

Детство и юность

Родилась Гетти 21 ноября 1834 года в Нью-Бедфорде, штат Массачусетс, в очень обеспеченной семье со строгими устоями. Ее родители — принадлежали к религиозному течению квакеров. Квакерство - некая смесь пуританства, ортодоксального протестантизма и иных христианских некатолических движений, проповедовавших, в том числе крайнюю простоту и аскетизм в личной жизни. Возможно, это наложило свой отпечаток на характер девочки.

Семье принадлежал высокодоходный китобойный бизнес и компания по торговле с Китаем. Маленькая Гетти не была в стороне. Грамоту она постигала по финансовым газетам, а в 13 лет стала бухгалтером семейных предприятий. Вот такая умница-помощница. На радость папе и маме.



Со школой и прочим образованием у Генриетты как-то не сложилось. Читать и считать (притом очень быстро), она уже умела, а зачем учить все остальное? Пустая трата времени. В учебных заведениях Гетти «отличилась» по двум показателям: нулевая успеваемость и, как постоянный зачинщик драк и скандалов. Вскоре родители решили, что с учебой хватит.

Войны за наследство

В 1865-м умирает отец. По завещанию дочери остается огромная сумма $7,5 млн. И начинаются странности. Члены семьи, а точнее братья умершего, заподозрили неладное. Так не было принято. Не могли деньги быть завещаны только дочери, а китобойный флот — только братьям. Обычно все делилось пропорционально. Родственники решили, Что Гетти подменила завещание.

На семейном совете она сделала быстрый ответный ход — пригрозила, что убьет (!) каждого, кто попытается оспорить посмертную волю папы. Для тех, кто подумал, что девушка шутит, бывший «школьный боец» устроил реалити-шоу: Генриетта подожгла несколько дядиных китобойных судов. Все всё поняли.

Битва за наследство не ограничилось только отцовским имуществом. Когда обнародовали завещание любимой тети Гетти, ушедшей в лучшей мир, выяснилось, что 2 млн долларов уплывают на благотворительность. Ну уж нет. Генриетта подделывает завещание. Но теперь все очень явно. Ее соперники обращаются в суд, шансы явно не на стороне молодой женщины и она вместе с мужем принимает решение уехать за океан, в Лондон.



Семья

Славу «Ведьмы» Гетти завоевала, во многом, «нестандартными» отношениями с мужем и детьми, а также с ближайшими родственниками.

Мужа она выбрала богатого, но, как оказалось бестолкового и неудачливого. Начав мультимиллионером в Вермонте, он закончил банкротом в Нью-Йорке. Супруга заставила его покинуть дом. Свои деньги она защитила еще накануне свадьбы, отделив их от финансов второй половины. Вместе с тем, Генриетта обеспечила медицинский уход мужу-неудачнику до самой его смерти.

Сын прославил маму своей ногой. Он ее повредил, катаясь на санках. Мама, уже будучи известной и богатой дамой в Нью-Йорке пыталась пристроить мальчика в бесплатную клинику для бедных. Но там ее узнали и отказали в приеме. И так несколько раз в разных больницах. Время для эффективного лечения было потеряно и ногу пришлось ампутировать.

«Свою лепту» в легенду о «Ведьме» внесли и племянники. Кузина Гетти попросила сестру присмотреть за славными и жизнерадостными детьми: девочкой 10 и мальчиком 8 лет. Всего-то пару месяцев, пока их родители будут путешествовать по Европе. Вернувшись в Штаты, мама с папой не узнали ни дочку, ни сына. Изможденные, падающие в голодный обморок отпрыски поведали родителям, что теперь они трудоустроены. Тетей. В прачечную. На 14-часовой рабочий день.

Работа. Инвестиции

Здесь талант Генриетты раскрылся на 150%. Финансовые операции были ее стихией. Коктейль из какой-то сверхчеловеческой (ведьминой) интуиции на выгодные сделки, хватки крокодила, запрограммированности только на приумножение капитала и мозгов, работающих, как неплохой персональный компьютер сделали ее самой влиятельной женщиной на Уолл-Стрит. Отсюда — вторая часть клички.



Инструментарий Гетти Грин был прости и надежен. Доллар США, ценные бумаги ж/д компаний, гособлигации и американская недвижимость.

Генриетта была дотошнейшим инвестором. Перед покупкой серьезного пакета акций она полностью входила в курс дела компании и соображала в них больше, чем ее топ-менеджеры. Брокеры следили за каждой покупкой «старухи». Простое копирование операций Гетти позволяло разбогатеть ее подражателям.

Вторым коньком Грин было масштабное кредитование, часто называемое в данном случае ростовщичеством. Гетти предлагала разумный процент, который не отпугивал заемщика. Но под твердый залог. Например, закладные под недвижимость. В итоге, она стала собственником многих и многих зданий, например, в Чикаго. За займами к даме обращался даже сам город Нью-Йорк во время биржевой паники 1907 г.

Секрет делового успеха Гетти прост и короток: «Покупай дешево – продавай дорого; будь проницательным, упорным и бережливым». Последнее Генриетта возвела в абсолют. Здесь ей не было равных ни до, н и после.

«Милые» чудачества

Ими полны все жизнеописания богатой леди.

У нее никогда не было собственного офиса. Она устраивалась в вестибюле какой-нибудь брокерской конторы среди вешалок и коробок. Главное — чтобы в нем был радиатор отопления, на котором женщина могла бы зимой разогреть свой нехитрый (очень нехитрый) обед.

Проживала Гетти в самых дешевых квартирках и меблированных комнатах. И это притом, что владела целыми кварталами элитной недвижимости в американских мегаполисах.

Гардероб одной из богатейших женщин Америки состоял, преимущественно, из одного платья черного цвета. В нем она больше всего напоминала ведьму или колдунью. Зимой Гетти подкладывала под него для утепления листы бумаги, а прачке приказывала стирать только загрязненные участки. А зачем отмывать чистые и тратить мыло? Логично.



И так далее и так далее...

Заключение. О достоинствах обезжиренного молока

Молоко с нулевой жирностью — это меньше калорий (препятствие для излишнего веса), меньше вредного холестерина (снижается риск сердечно-сосудистых заболеваний) и производители такого молока часто вводят в его состав дополнительные витамины.

Ну сплошная же польза... Эти (или примерно эти) разумные аргументы Генриетта Грин пыталась втолковать в тупую голову своей горничной летним понедельником 3 июля 1916 года. Но прислуга сопротивлялась. Уж в молоке-то она соображает не хуже биржевого воротилы.

Она приводила контр-доводы. 81-летняя Гетти настаивала на своем. Спор принимал нешуточный оборот. Внезапно Генриетта валится на пол. Апоплексический удар. И … смерть.

Грин оставила детям, по разным оценкам, от 100 до 200 млн долларов. В пересчете на современные деньги $2-$4 млрд.

Одноногий сын Нэд спустил в загулах большую часть, все остальное дочь Сильвия отдала на благотворительность. И это при том, что мама не знала, что такое посидеть с друзьями (да и были ли они?) и не дала ни одного цента нуждающимся.

Вот такой ироничный конец капитала «Ведьмы с Уолл-Стрит».
Поделитесь с друзьями
Назад
Вперед
Закрыть