Джесси Ливермор. Великий спекулянт с трагичной судьбой

Джесси Ливермор. Великий спекулянт с трагичной судьбой фото

В каждой области человеческой деятельности есть свои люди-легенды. В физике — Эйнштейн и Ньютон, в химии — Менделеев, в автомобилестроении — Генри Форд. Есть культовые личности у биржевых брокеров и трейдеров по ценным бумагам. Как и полагается, их не очень много. Новые времена прибавляют и новые имена. О ком-то скоро забудут. Но если кого-то помнят почти сто лет, это говорит о многом.

Почти бесспорный первый номер по красоте и изощренности фондовых комбинаций, степени воздействия на рынок ценных бумаг и количеству слухов и мифов в биржевой торговле первой трети ХХ века — Джесси Ливермор. Известен, как «Юный Хват», «Вундеркинд» и «Демон рынка».

Родился Джесси в 1877 году в штате Массачусетс, городок Шрусбери. Фермерская семья. Уже в детстве, как подавляющее большинство будущих успешных финансистов Дж. Ливермор проявил недюжинные способности в математике, пройдя за год трехлетний школьный курс.

Работа аграрием мало интересовала мальчика. Да где тут применить способности к быстрому счете? Подросток Джесси занимает у мамы немного денег и отправляется искать счастья в Бостон, главный город штата. Так было предначертано судьбой, что дилижанс Ливермора остановился прямо напротив брокерской конторы, принимавшей ставки на котировки акций. Фактически это было обычное букмекерское учреждение, которых было десятки по Бостону и сотни по всему восточному побережью США.

Контора стала первым местом работы «Юного хвата». Его функции — записывать цены бумаг на большой грифельной доске в зале для клиентов. Здесь же он впервые открыл позицию на акции. Вложив 5 долларов заработал через два дня целых 3 и еще 12 центов.

Очень быстро, «Вундеркинд» бросает наемный труд работает отныне только на себя. В 15 лет он делает свою первую тысячу долларов. Сколько их будет потом... Но первая — особенная. Все деньги Джесси отвозит маме. Она в полном недоумении — где ее мальчик смог заработать такую кучу денег?

Очень быстро поняв, что в Бостоне перспективы для него не намного больше, чем в родном Шрусбери, Джесси переезжает в Нью-Йорк с $2500 в кармане. На Нью-Йоркской бирже (NYSE) получалось не всё и не сразу. Ливермор периодически полностью проигрывался, но «упав всегда вставал» и начинал сначала. Всегда. И у него всегда получалось. Почти.



В своих воспоминаниях он напишет: «Чтобы научиться, чего не надо делать, лучше всего - потерять все, что имеешь». И еще: «Я всегда держался до конца».

Славу Джесси Ливермору обеспечили три «великих» для него года.

1906.
Землетрясение в Сан-Франциско. Шестым чувством Джесси уловил, что на Западном побережье происходит что-то нехорошее, по движению акций Тихоокеанской железной дороги. И это — сидя в Аталнтик-Сити, на противоположном конце страны, не имея никаких известий с Дальнего Запада . И при том (самое главное!), что курс акций Тихоокеанской рос.

Спустя сутки пришло известие о страшном разрушительном землетрясении во Фриско. Три тысячи погибших, сотни тысяч остались без крова. Только на интуиции Ливермор заработал четверть миллиона.

1907.
Первая большая игра Джесси на понижение. В октябре рынок содрогнулся от Банковской паники. Молва приписывает «крутое пике» на NYSE, прежде всего, медвежьим атакам Ливермора. Дело доходит до того, что к нему приходит целая делегация биржевиков и финансистов с единственной просьбой — перестать открывать короткие позиции по акциям, перестать продавать. Индекс Доу-Джонса потерял половину по отношению к концу 1906-го. А Джесси заработал свой первый миллион.

1929.
«Черный октябрь». Начальный пункт движения Америки по длинной и горькой дороге «Великой депрессии». Теперь трудно сказать, насколько значителен вклад в крушение крупнейшего фондового рынка того, кто мальчиком покинул отчий дом в Шрусбери с пятью долларами в кармане. Но биржевое сообщество стоит на своем. Главный нокаутирующий удар сверху вниз по котировкам акций нанесли десятки (некоторые говорят о сотнях) брокеров, исполняющих приказы Ливермора. Приказы продавать. На панике «Демон рынка» поднял уже $100 млн.



Но рынок-таки доконал и Джесси. 28 ноября 1940 года респектабельную тишину Нью-Йоркского отеля «Шерри Нидерланд» разорвал треск пистолетного выстрела. «Демон рынка» вышел из игры. Сам. И навсегда.
Поделитесь с друзьями
Назад
Вперед
Закрыть