Джакомо Казанова. Профессия финансист

Джакомо Казанова. Профессия финансист фото

Обман дурака является делом, достойным умного человека
Джакомо Джироламо Казанова


30.05.2017

Введение. «Мы внуков любим больше, чем детей»...

Есть в жизни некая закономерность.
Мы внуков любим больше, чем детей,
быть может, это зрелости потребность?
Мы видим, в них, забытость юных дней?
(Клара Макулова)


На склоне лет, венецианке Марции Балдиссере было не до скуки. Она воспитывала внуков. Дочь — актриса Дзанетта гастролировала с театром по Европе, ее муж рано умер. Детям нужен присмотр. Старший Джакомо — болезненный, отстающий в развитии мальчик. Он плохо слышал и говорил (*). Больше всего бабушку волновали кровотечения из носа. Возможно, причиной был плотный морской воздух Венеции. Марция прибегла даже к помощи настоящей … ведьмы.


Улица делла Коммедиа (сейчас, ул. Малипьеро) в Венеции.
Здесь, в одном из домов, 2 апреля 1725 г. родился Дж. Казанова
(фото Википедия)


Трудно сказать наверняка, что помогло подростку, магия или раннее начало половой жизни (в 11 лет), но вскоре, мальчик за месяц учится читать (*), а двенадцать лет поступает в университет Падуи. В семнадцать выходит из его стен с дипломом юриста.

Дипломом на имя Джакомо Джироламо Казанова.

Джакомо Казанова. Грани



Каким ремеслом (достойным джентльмена) не владел самый известный авантюрист, символ XVIII века? Сложный вопрос. Ниже приведен перечень занятий (с комментариями), в которых Казанова, если и не преуспел, то был крепким профессионалом. Таким, что мог зарабатывать себе на жизнь той или иной специальностью. Или ловко ее используя. Как известно, деньги просто так не платят и не платили. Ни сейчас, ни 250 лет назад.

Итак — юрист.
По окончании Падуанского университета (1742), Казанова приступает к исполнению обязанностей законника при церкви. Он — помощник адвоката.

Карьера клерикала.
Юридическая церковная деятельность Джакомо плавно перетекает непосредственно в религиозную. В 1741 г. он становится послушником. Двумя годами позже, поступает в семинарию святого Киприана, расположенную в Венеции на острове Мурано. Благочестивый путь будущего священника на время прерывает первая посадка. Тюрьма - венецианский форт святого Андрея. Причина — долги.

Уладив неприятности с законом, Казанова поступает на должность секретаря к кардиналу д'Арагону в Риме. Он видится с папой, эпатируя его своими высказываниями. Вообще, Джакомо рассматривает церковное поприще несколько оригинально. Помогает другому кардиналу писать любовные (!) письма, попадает в романтические скандалы... Терпению д'Арагона приходит конец и он вежливо, но твердо просит неудобного помощника освободить место. Служение Джакомо Богу подходит к концу.

Вчерашний юрист-клерикал ищет новый объект применения сил и способностей.
Военная служба.
Почему нет, решает Казанова и покупает патент офицера Венецианской республики. Наш герой остается самим собой и полагает, что главное для офицера — внешний вид: «Я затребовал хорошего портного… он принёс мне всё, в чём я нуждался, чтобы стать воплощённым последователем Марса» (**).

В 1744-ом Джакомо служит на острове Корфу, посещает Константинополь. Скучные обязанности и невысокий темп продвижения по военной карьерной лестнице не устраивают молодого офицера. Скудного жалования едва хватает на карточные игры. Ну что за жизнь? В 1745 г. Казанова «бросает оружие» и возвращается в Венецию.

Джакомо мог бы вполне согласиться с Фридрихом Ницше, изрекшим, примерно через 100 лет: «Без музыки жизнь была бы ошибкой».
Он перевоплощается в скрипача.
Музыкальное искусство Казанова не считал благородным и относился к нему пренебрежительно. Он был недалек от истины. Театральные музыканты Венеции первой половины XVIII века были личностями, близкими к маргинальным, с соответствующим поведением. Кутежи, дебоши, разнузданные любовные похождения, идиотские, злые розыгрыши. Джакомо — свой среди своих.

Неизвестно, какое будущее ждало новоиспеченного венецианского скрипача, если бы не «его величество случай», которых более, чем достаточно в Хронике жизни Казановы. Возвращаясь с бала в одной гондоле (**) с сенатором Республики Джованни ди Маттео Брагадином, он спасает ему жизнь. Сенатора хватает удар и Джакомо успешно применяет свои медицинские навыки. В лице Брагадина молодой человек обретает приемного отца и многолетнего покровителя. Значение сенатора в дальнейшей судьбе Казановы трудно переоценить.


Палаццо Брагадина
(фото Википедия)


Медицина.
Исходя из вышеизложенного. становится понятным, что ремесло лекаря Джакомо было весьма знакомо. Основы медицинских знаний он получил еще в Падуе. Любовь к врачеванию Казанова пронес через всю жизнь: «Лучше бы мне позволили сделать то, что я хотел, и стать врачом...» Но он не был бы Казановой, если бы не окончил фразу так: «... для которого профессиональное шарлатанство еще более пригодно, чем в юридической практике» (**).

И он лечил, иногда успешно, как Брагадина, иногда нет. Но всегда решительно, беря инициативу на себя. В этом ему не откажешь.

Secret Service.
Какой же авантюрист и не шпион? Во все времена. Казанова — не исключение. Его Одиссея окутана тайной. Он масон и каббалист. У него масса полезных связей. Он — идеальная фигура для выполнения самых деликатных поручений. В 1757 и 1759 Казанова секретный агент французского правительства в Дюнкерке и Голландии. После 1771 он шпионит в пользу своей родины — Венеции. Отчеты «разведчика» содержат коммерческую, религиозную и социальную информацию.

Так повелось, что сотрудниками специальных служб в разные времена трудились популярные писатели. Стоит вспомнить англичан Сомерсета Моэма и Грэма Грина. Но так было не только в ХХ веке, и не только в Великобритании.

Джакомо Казанова — яркий пример такого совмещения в XVIII веке.
Он — заметный мемуарист и драматург.
Его перу принадлежит более двадцати значительных по объему и дошедших до наших дней произведений.

№ 1, «мировой бестселлер» — автобиография «История моей жизни», фр. Histoire de ma vie, англ. History of My Life. Над мемуарами в 3500 страниц Казанова работал около девяти лет, до самой смерти в 1798 г. в Богемии. Благодаря этой книге он стал мировой знаменитостью.

Калейдоскоп приключений и похождений, встреч и связей с женщинами (и мужчинами), побег из тюрьмы, махинации, дуэли, интриги. Жизнь способного, энергичного, авантюрного человека в авантюрном веке...

Джакомо Казанова краток: «Я могу сказать vixi (я пожил)» (**).


Дж. Казанова, работа Франческо Казанова, брата Джакомо

Список профессий Джакомо Джироламо Казанова можно продолжить. Математик, оккультист, алхимик, философ, дипломат... Не все то, в чем он подвизался, можно считать родом занятий в полноценном и современном смысле этого слова.
Мягко говоря.

Британский писатель Джон Мастерс, John Masters (1914-1983) в книге Casanova (1969) отмечал: «Его истинным призванием было жить, полагаясь на свою находчивость, стальные нервы, удачу, обаяние и деньги, полученные в знак благодарности или с помощью обмана» (***).

Джакомо Казанова. Финансы



Отметился Казанова и в области финансовых операций. Деньги — то без чего он существовать никак не мог. Под деньгами здесь понимаются большие, серьезные суммы, необходимые для поддержания шикарного образа жизни мужчины XVIII века. Который не привык и не любил себе в чем-либо отказывать.

Вышеописанные грани Джакомо — чаще всего, не более, чем «сравнительно честные способы отъема денег». Может быть, «великий комбинатор» Остап Бендер владел и большим их числом, но Казанова достигал успеха на «длинных дистанциях».

Если отбросить медицинскую и юридическую практику, оккультные опыты, доходы от шпионажа, писательства и пр. то можно выделить три финансовых или околофинансовых направления, освоенные знаменитым венецианцем.

1. Азартные игры.

Великий Шекспир сказал:
All the world's a stage,
And all the men and women merely players...
(Весь мир - сцена,
И все мужчины и женщины просто актеры...)

Часто ограничиваются первой строкой, перефразируя ее, как «Вся наша жизнь игра...».

Не стоит относиться слишком строго к карточным игрокам XVIII века, считая их конченными и зависимыми людьми. В отличие от нашего времени, им особенно и негде было применить свою страсть к риску и азарту. Биржевая торговля ценными бумагами была в зачаточном состоянии, как и сам фондовый рынок.

Амстердамская и Лондонская биржи начали регулярные операции с акциями и облигациями только на рубеже семнадцатого и восемнадцатого веков. Биржевиками был очень узкий круг специалистов, обладавших серьезным капиталами. Биржевые лихорадки, вовлекающие в свою орбиту сотни и тысячи участников — дело будущего. Отдельные исключения, подобные голландской Тюльпаномании или Пузырю южных морей в Великобритании, имели четкую региональную прописку и подтверждают правило.

Что же оставалось для азартного человека, желающего испытать судьбу и быстро поднять большой выигрыш? Столик, колода карт и партнеры-соперники.
Оставалось играть.



И Казанова играл. Играл часто, много и серьезно. Играл всю жизнь.

К картам он пристрастился еще будучи студентом в Падуе, т.е. до 17 лет. Юный Джакомо заигрался так, что быстро оброс долгами, информация о которых докатилась до его бабушки Марции в Венецию. При встрече, она отчитала внука, что совсем не отвадило его от игровой зависимости.

После недолгой военной карьеры, в двадцать один год, Казанова принимает решение стать профессиональным картежником. Однако он проигрывает в прах все, что сумел выручить от продажи офицерского звания. Неудачный старт.

Любимым карточным состязанием Джакомо был популярнейший в его время «фараон». Другие названия — фро, банк, штосс, стос. В. Шевцов в своей монографии «Карточная игра в России: конец XVI - начало ХХ века: история игры и история общества», изданной в 2005 г., так описывает процесс игры в фараон.

«Один из двух игроков держал (и метал) банк; он назывался банкометом. Другой игрок (понтер, понтировщик) делал ставку («куш»). Понтёры из своих колод выбирают карту, на которую делают ставку, и банкомет начинает прометывать свою колоду направо и налево. Если карта понтера легла налево от банкомета, то выиграл понтер, если направо — то банкомет». (***)

Суть фараона вполне идентична рулетке или бинарному опциону - «все или ничего».

Для выигрыша Казанова с удовольствием прибегал к мошенничеству (шулерству). Иначе, выиграть в фараон, хотя бы несколько раз подряд, почти невозможно. Кроме того, он объединялся с другими картежниками в, своего рода, синдикаты. В общем, был «научен тем мудрым максимам, без которых азартные игры сокрушают тех, кто в них играет» (***).

Без «специальных» приемов было крайне неблагоразумно и ввязываться в игру по-крупному. Джакомо же неоднократно участвовал в подобных мероприятиях. В 1750 году в Лионе, сумма всех ставок за столом Казановы достигала 300 тыс. франков. В Венеции, за один день он умудрился проиграть полмиллиона цехинов (золотых монет венецианской республики)! (****)

В мемуарах Казанова оставил любопытные описания собственной психологии карточного игрока. Они вполне пригодились бы современным валютным или фондовым трейдерам.

Идеальное поведение — быть спокойным и улыбаться, когда проигрываешь и не проявлять жадность при выигрышах. Но Джакомо трезво оценивал свои возможности и не жалел об упущенной в молодости возможности стать профессиональным игроком: «Я был лишён в достаточной мере благоразумия, чтобы остановиться, когда судьба была против меня, и не контролировал себя, когда выигрывал. Почему я играл тогда, когда я так остро предчувствовал проигрыш? Алчность заставляла меня играть.» (***).

2. Лотереи.

Наиболее известное деяние Казановы, как финансиста — проведение государственных лотерей. Википедия определяет лотерею, как «организованную азартную игру», поэтому интерес к ней Джакомо понятен.

Вершиной успеха лотерейщика Казановы стали французские национальные королевские лотереи, начальный тираж первой из которых прошел в 1758 г.

В Париже венецианец оказался в январе 1757 года. после невероятного побега из тюрьмы Пьомбо во Дворце дожей в ноябре 1756 г. Найдя во французской столице покровителя в лице министра иностранных дел Франсуа де Берни, Джакомо прислушался к его совету изыскать возможность сбора средств для Людовика XV.


Ф. де Берни
(источник - Википедия)


Предложенная лотерея была выстроена по принципу «генуэзского лото» на 90 номеров, отдаленно напоминающего советское «Спортлото» (****).Есть мнение, что идея розыгрыша принадлежала совсем не Казанове и он просто присвоил ее... Джакомо добивается назначения одним из главных распорядителей/продавцов лотереи и даже становится официальным представителем Людовика. Он верит в успех, в том числе и потому, что тираж проходит под знаком французской короны, а не каких-то там частников-проходимцев.

Венецианец дает твердое обещание покупателям погашать (оплачивать) выигрышные билеты в течение суток после предъявления. Ему поверили. Контора Казановы показала лучшую реализацию. В первый день выручка составила 40 тыс. франков, расходы на выигрыш 17-18 тысяч.

Полная сумма, вырученная от продажи лотерейных билетов достигла 2 млн франков, чистый доход — 0,6 млн (****).

Это был триумф.

К сожалению, Франция осталась единственной страной, где нашему герою удалось развернуть лотерейный бизнес. В 1763 г. в Англии, годом позже в Пруссии и других немецких землях, наконец, в 1765-ом в России, Казанова не смог очаровать ни одного монарха идеей разбогатеть через лотерею.

3. Гособлигации.

В 1756 году в Европе разразилась Семилетняя война. Театр военных действий выходил далеко за пределы континента, что позволило Уинстону Черчиллю назвать конфликт — первой, по-настоящему, Мировой войной.

Как любил чуть позже выражаться Наполеон Бонапарт: «Для ведения войны нужны всего лишь три вещи: деньги, деньги и еще раз деньги». Средства на оборону (и наступление) были критично необходимы и Франции Людовика XV. В том же 1758 г., его правительство обратилось к Казанове с поручением разместить внешний госзаем.


портрет Казановы кисти Алессандро Лонги

Джакомо справляется с поставленной задачей и продает в тогдашнем финансовом центре Европы — Амстердаме французские государственные облигации с дисконтом всего в 8% (***). Для того времени это был отличный результат.

Подтверждением значимости достижения Казановы, как организатора внешнего займа, является тот факт, что Французский кабинет предлагает ему гражданство, высокий пост в Министерстве финансов и внушительную пенсию по достижению старости. Джакомо отказывается от щедрого соцпакета в пользу собственного бизнеса — шелковой мануфактуры, открыть которую он смог, кстати, за комиссионные, полученные от организации подписки на облигации.

С предпринимательством у Казановы не заладилось. Здесь авантюризм ему скорей помешал, чем помог. Собственное производственное дело — это не фараон и не лотерея. Другие навыки и подходы.

А Джакомо... Джакомо вновь погряз в долгах, с самым «казановским» источником. Женщины.
Коллектив ткачих или прядильщиц (кто там работает на шелковых фабриках?) загнали ловеласа в очередную долговую яму. Взяли количеством. Даже если тратить на каждую работницу небольшие деньги, то на весь коллектив (Казанова называл его мой «гарем») сумма выходила неподъемная.

Даже для Казановы.


Примечания:
(*) - источник информации документальный фильм «Правда о Казанове», a DS Production
(**) - Casanova, Giacomo. History of My Life, издание 2006 г., цитируется по Википедии
(***) - другие источники, цитируются по Википедии
(****) - источник сведений — материал из книги «Сто великих авантюристов»



Интересно о финансах
Поделитесь с друзьями
Назад
Вперед
Закрыть